Последние новости

Русский мир в лицах… Аркадий Бейненсон: «...мы узнали кто есть кто на самом деле»

2 июля 2016
1 383
0

Россия и соотечественники. Эта сколь обширная, столь и непростая тема очень ярко вернулась в первоочередную повестку дня после украинских событий 2014 года. Тем страннее и печальнее, что на протяжении последних двадцати лет эта тема изучается и освещается очень узким кругом людей, каждый из которых в своё время сделал осознанный выбор посвятить себя ей. Герой нашего интервью – один из них. Интересный и неординарный человек, блогер, журналист, редактор, радиоведущий и многое другое: всё это – Аркадий Бейненсон, наш сегодняшний гость.

- Аркадий, здравствуйте! Нас с Вами объединяет общая «соотечественная» сфера деятельности, и начать наше интервью хотелось бы как раз с неё. Так получилось, что в российских СМИ темой соотечественников занимаются, в основном, люди, которые сами в своё время оказались в числе тех двадцати пяти миллионов русских, которые по словам Владимира Путина, в 1991 году одномоментно оказались оторваны от Родины. Эти люди на себе испытали все прелести и особенности построения национальных государств в бывших советских республиках, чья новая идентичность в подавляющем большинстве основывалась на антисоветизме, перетекавшем в банальную русофобию. И эти люди затем вернулись в Россию из Прибалтики, Средней Азии и других частей бывшего СССР и посвятили себя тому, чтобы наладить связь между Россией и её соотечественниками. Я знаю, что, несмотря на то, что Вы родились и выросли в Москве, в Вашей жизни тоже был сознательный опыт зарубежной жизни. Расскажите, пожалуйста, почему Вы в своё время решили уехать из России, почему решили вернуться, и помог ли Вам этот опыт в работе с «соотечественным вопросом»?

- Вы не первый, кто задает этот вопрос, но, по ряду обстоятельств, первый получите на него ответ. Интересно, что я часто сталкиваюсь с людьми, которые уверены, что когда-то «я решил уехать из России». Как правило, эти же люди уверены в том, что у меня есть второе гражданство, помимо российского. Надо будет как-нибудь попытаться осмыслить, что тому причиной.

На самом деле все гораздо проще. Во второй половине 90-х у меня был период в жизни… Назовем его странным. И мне элементарно захотелось, как говорится, «отвлечься». Я решил сделать это, поехав за границу.

Самой доступной на тот период для меня (я на четверть еврей) была поездка в Израиль, а поскольку денег было, мягко говоря, не очень много, то поехать я решил по одной из программ "Сохнута". По ней же и пробыл в Израиле некоторое время. За этот период со мной произошло много всяких довольно неожиданных вещей, которые, думается, позволили мне узнать Израиль не только с «туристической» стороны.

Страна как страна, со своими плюсами и минусами. Каких-то особых чувств, ни плохих, ни хороших, я к ней не испытываю. Жить там я бы не хотел. Но не потому что испытываю негативное отношение к Израилю. А потому что хочу жить в России. Возможно, когда-нибудь захочу жить где-то еще. Сейчас с реализацией таких желаний особых проблем нет.

Так вот, возвращаясь к Вашему вопросу - уезжал я без всякой мысли именно о том, что «я уезжаю». Как, кстати, и без мысли, что «я обязательно вернусь». Просто поехал и просто приехал обратно. Ответ, наверное, довольно сумбурный, но я действительно не придаю этому периоду своей жизни какого-то особого значения.

А помог ли мне этот опыт? Несомненно. Как мне кажется, я лучше, чем многие из россиян, представляю, с какими трудностями сталкивается человек, оказавшийся в среде, когда привычные ему социокультурные маркеры исчезают либо частично, либо полностью.

- Вы уже несколько лет занимаетесь темой российских соотечественников, и за это время Вам удалось пообщаться с огромным количеством людей практически со всех концов света. Разумеется, не все, но многие из них, не хотят терять связь с Россией и продолжают ощущать себя частью того, что мы называем Русским миром, несмотря на то, что судьба порой забросила кого-то из них в такие уголки планеты, где русских никогда и не видели раньше. Скажите, за эти годы как, на Ваш взгляд, изменился Русский мир, произошли ли какие-либо качественные изменения в динамике взаимоотношений между Россией и соотечественниками? И хочу сразу уточнить, что я не имею ввиду те или иные изменения в российском законодательстве или официальных структурах, ответственных за работу с соотечественниками, а подразумеваю именно живой двусторонний канал связи, который соединяет зарубежный Русский мир с Россией. Как Вы считаете, на уровне Вашего личного восприятия, как он изменился на фоне всего того, что произошло в стране и мире за эти три-четыре года?

- О расколе в среде соотечественников за рубежом в связи с украинским кризисом не писал, наверное, только ленивый. И в этой истории есть несколько измерений. Во-первых, мы узнали, кто есть кто на самом деле.

Я даже не про политическую составляющую. Можно как угодно относиться к нынешней системе в России, но когда ты видишь русского человека, который пишет, что русские- «орда, мордор, нация генетических рабов, России будет лучше, если она распадется на множество маленьких Швейцарий» - ты понимаешь, что дело-то не в политике совсем. А в том, что называют «незакрытый гештальт». Человек, причем сам того не осознавая, хочет перестать быть собой. Хочет довести свой отъезд до логического конца – перестать быть русским. И политическая ситуация – это просто повод. Тут важен следующий момент – я не оцениваю ничьи поступки. Просто надо понимать сам механизм происходящего в головах тех, кто говорит вышеприведенное.

Кстати, интересный момент, с иным знаком, что ли. Я как-то в соцсетях получил комментарий от одной из женщин, уроженки Украины, ныне живущей в Германии, которая написала: «После всего, что произошло, я в Германии представляюсь не украинкой, а русской». И я не буду вдаваться в очередной раунд бессмысленных споров о том, один ли народ – русские и украинцы, просто скажу, что я ей ответил: «Зря. От себя никогда нельзя отказываться».

Второе – есть очевидное усиление разновидности того вектора, о котором я сказал выше. Его можно условно обозначить как «мы - русские за рубежом – другие, нежели в России». Как правило, это сравнение из уст произносящего – не в пользу России. Опять же я не готов делать те или иные выводы, но занятно – когда ты вступаешь в прямой диалог с человеком, говорящим такое, то, как правило, он от «прямой дискуссии» уклоняется, отделываясь фразами «умным и так все понятно, а вам в России не понять». Или ударяется в совсем уж юмористические экивоки в духе «вот ты не можешь повлиять на происходящее в России, а я вот могу повлиять на происходящее тут».

Кстати, у этой истории есть «антипод» в России - такое наследие советского времени, что ли: «все эмигранты-предатели». Это даже не стоит комментировать. Как минимум, по причинам, о которых чуть ниже.

Третье – в 2014-м году рядом российских политиков не самого низшего ранга были сделаны заявления, четко указывающие, что Русский мир – это понятие не только культурное, но и идеологическое, политическое. А сейчас видна обратная тенденция - курс на резкую деидеологизацию понятия. «Мнения могут быть разные, главное, чтоб человек говорил по-русски и читал Пушкина».

Не буду говорить, плохо это или хорошо, но есть определенное, и не сказать, чтоб маленькое количество людей, которые наблюдая за этими метаниями, просто думают, условно: «Ну вы там уже определитесь до конца, Русский мир – это ехать добровольцем под пули на Донбасс, защищая своих, или улыбаться в лицо человеку, который собирает деньги на АТО, улыбаться - просто потому, что он говорит по-русски».

А приводит это к тому, что, как отметил на форуме Академии Радио в Москве журналист из Германии Олег Зеньковский «Русский мир окончательно перестал быть тождественен понятию русскоязычный».

Вместе с тем, поражает количество наших соотечественников, оказавших и оказывающих гуманитарную помощь пострадавшим в ходе конфликта на юго-востоке Украины. И поверьте мне, как человеку, который в 2014-м году лично принимал участие в одном из «сегментов» координации гуманитарки от наших людей за рубежом, а сейчас продолжает следить за этим процессом – объемы и география оказания помощи действительно невероятны. Я безусловно не знаю всего масштаба такого рода деятельности, но экстраполируя мои личные наблюдения, это, как минимум, сотни тысяч долларов со всего мира. От Японии до Америки.

Кстати, сама деятельность такого рода стала своеобразным каналом связи внутри Русского мира. Многие люди из разных концов света, которые и знать не знали друг друга до этого, а может, никогда бы и не узнали - оказались частью некой самозародившейся, основанной на доверии (при этом, что говорить, бывали и разного рода эксцессы) всемирной сети, оказывающей поддержку тем, кто попал в беду, как материально, так и морально.

Моральную сторону, кстати, нельзя недооценивать. Один мой коллега с Украины, с которым мы занимались гуманитарной помощью как-то рассказал мне историю. Они привезли в детский дом на Донбассе гуманитарку (понятно, проще покупать что-то на месте, но на тот момент были проблемы с переводом денег) из Японии. И кто-то из детей, получив пакет и глядя на непонятные буквы на нем, поинтересовался: «А откуда это?» И узнав, спросил: «А мы… им зачем..?»

То есть, у очень многих либо впервые возникло, либо возродилось ощущение, что «у меня есть огромная семья». Жаль, конечно, что поводом для этого стали события трагические.

- Готовя вопросы к этому интервью невольно вспомнил нашу с Вами первую, тогда ещё виртуальную, встречу (кстати, это было ровно три года назад), посвященную проекту «Окно в Россию», который Вы в то время запускали на базе сайта «Голос России». К большому сожалению очень многих людей (и моему, в том числе) этот интереснейший, и самого начала так ярко заявивший о себе проект, в который Вы тогда вложили столько энергии и сил, прекратил своё существование вместе с «Голосом России». Скажите, можно ли считать Ваш нынешний личный проект «Бейненсон.News» своего рода продолжением и развитием «Окна в Россию», тех идей и целей, что были заложены в него, или же это нечто другое?

- Если честно, я никогда не думал об этом. Схожесть, наверное, есть, потому что и в «Окне…», и в Beinenson.news принимал/принимаю участие я, а меня всегда интересовали, прежде всего, обычные люди, их судьбы, мир через истории обычных людей, через их мнение. С другой стороны, в одну и ту же реку… В общем, не готов ответить на этот вопрос прямо. Зато вот анекдот вспомнился.

Студент спрашивает профессора

- Скажите, профессор, Вы когда спать ложитесь, бороду на одеяло или под одеяло кладете?

- - Да, знаете, как-то не задумывался.

Через неделю зеленый профессор с кругами под глазами встречает в коридоре того же студента и хватает за грудки:

- Ну ты и сволочь! Неделю уже спать не могу - и так неудобно, и так неудобно!

В общем, озадачили Вы меня.

- Помимо нового проекта «Бейненсон.News» Вы ещё ведёте передачу «Мир-наш» на радио «МедиаМетрикс», которая также посвящена российским соотечественникам и актуальной проблематике, связанной с этой темой.

Как появилась эта передача? Была ли это просто возможность вернуться к привычному и знакомому Вам формату, или же радиопередача, на Ваш взгляд, имеет определённые преимущества в рамках исследования и раскрытия предмета обсуждения, которые невозможно реализовать в текстовом виде на интернет-сайте?


- Это произошло случайно, забавно и просто. Я долго наблюдал за этим радио и все думал, как бы туда попасть. С одной стороны, я довольно давно знаком с главой MediaMetrics Германом Сергеевичем Клименко, с другой – ну не напрашиваться же, да и Герман Сергеевич все-таки прежде всего менеджер, личное знакомство тут дело десятое. А потом вообще случайно выяснилось, что кастингом занимается другой человек.

Я ему написал, скинул свои данные, и тут получилось совсем забавно – мои «тактико-технические характеристики» изучили, сказали «Ок» и только потом спросили, а про что я, собственно, собираюсь делать программу.

Я посмотрел сетку вещания, прямых совпадений тематики не обнаружил и с легким сердцем предложил тему соотечественников. Кстати, название программы «Мир-наш» придумал тот же человек, что и концепцию проекта «Окно в Россию» - Василий Амирджанов. Такие вот зигзаги судьбы.

Что касается того, чем для меня является передача? Еще одной площадкой, на которой можно работать в интересующем меня направлении. Просто в другом формате и на другом уровне.

- В заключение нашего интервью хотел бы вернуться к тому, с чего мы и начали – к самим российским соотечественникам. Мы с Вами вспомнили «Окно в Россию», а вспомнив этот проект невозможно не вспомнить и Валерия Ивановича Мошева, с которым Вы вместе работали над «Окном». Моего отца, Владимира Борисовича Намовира, основателя нашего портала и Валерия Ивановича связывали очень тёплые дружеские отношения, несмотря на то, что они общались исключительно виртуально, и оба ушли в вечность, к сожалению, так и не встретившись в реальной жизни. И отец, и Валерий Иванович посвятили себя тому, чтобы не дать разорвать связь России с соотечественниками, но при этом отец считал, что пока есть возможность - необходимо пытаться отстаивать свои права, свою культуру, язык и идентичность «на местах», и сделать всё возможное, чтобы Русский мир не сжался до размеров Садового кольца, а Валерий Иванович, наоборот, считал, что пока Россия не разберётся «сама в себе», не решит свои внутренние проблемы и не устранит идеологические противоречия, она не сможет по-настоящему «повернуться лицом» к свои зарубежным соотечественникам, и поэтому для любого, кто так или иначе связывает себя с Россией, и кому она не безразлична, остаётся только один вариант – возвращение на Родину и активное включение в российскую общественно-политическую жизнь. Разумеется, мы не можем знать, что именно они оба сказали бы сейчас с учётом всех произошедших за последние два года событий в России и мире, и поэтому, мне бы хотелось спросить у Вас:

А что Вы, исходя из Вашего опыта общения с соотечественниками из ближнего и дальнего зарубежья и знания реалий их ежедневного существования непосредственно «из первых уст», посоветуете им, а заодно и тем, кто в российских властных коридорах отвечает за работу с соотечественниками? Что надо делать, с теми, для кого Россия – не пустой звук: забирать или защищать?


-Ох… давать советы - дело вообще неблагодарное, а уж с учетом того, что ситуация может разниться даже в соседних странах… Это во-первых.

Во-вторых, сам подход «Что надо делать С ТЕМИ» изначально, на мой взгляд, ведет в тупик. Потому что в таком случае мы рассматриваем человека как объект, в отношении которого надо выработать некую концепцию и план действий. При этом не учитывая мнение самого человека. А ведь оно может оказаться прямо противоположным тому, что, условно, решим мы. Для кого-то ведь «Россия - не пустой звук» может означать защиту ее интересов за ее пределами, кто-то считает, что принесет России бОльшую пользу, в нее переехав.

И за то или иное решение человек отвечает прежде всего САМ. А государство всего лишь может (и обязано) предоставить максимально благоприятные возможности для того, чтобы решение могло воплотиться в реальность.

Скажу банальность, но жизнь человека – в его собственных руках, понятно, что бывают непреодолимые препятствия, но по большей части, они только кажутся непреодолимыми. И я думаю, что каждый должен разрешить для себя упомянутую Вами дилемму сам. А для этого ответить самому себе на вопрос, наверное, главный в любой проектной деятельности: «Чтобы что?»

Чего хочет сам человек, для себя и для своих детей, с учетом обстановки и перспектив в стране проживания? Каким он видит свое и своей семьи будущее? Что в приоритетах? Готов ли он отказаться от чего-либо (в немалом количестве случаев это может звучать и как «чем он готов пожертвовать?»), и что он хочет приобрести? Это вопросы, на которые стоит отвечать, тщательно взвесив все «за» и против», при этом помня притчу:

- Долго ли ждать перемен к лучшему? – спросил ученик Мастера

- Если ждать – то долго.

- Спасибо за интервью, Аркадий!

- Вам спасибо.


Илья Намовир | Русские в Казахстане
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO